Псковская область. Городно — 2014 г.

Клуб вернулся из экспедиции по мертвым деревням, которая проходила с 12 по 22 июня на реликтовых озерах Псковской области. Ранее Клуб уже бывал в тех местах в рамках обычного туристического похода (20082013), но в этот раз мы ехали с определенными историко-этнографическими целями (мертвые деревни, курганы и общение со старожилами).

Забегая немного вперед, скажу, что нам не удалось выполнить все задуманное в связи с некоторыми… юридическими моментами. Но даже та часть целей, которую мы успели реализовать, уже принесла интересные плоды и массу новых впечатлений.

Еще один немаловажный момент. Этот отчет написан не руководством Клуба как это происходит обычно, а человеком, который не только впервые был с нами в серьезном походе, но и вообще был в многодневном походе в первый раз. Поэтому отчет имеет форму дневника :)

Итак, слово Юрию.


В четверг, 12 июня 2014, состав экспедиции в лице Кира (Joker), Киры, Вина, Вжика (прозвище, приклеившееся в походе к этому парню за неуемную энергию и оптимизм), Регины и меня встретился возле Рижского вокзала вечером, погрузился на поезд и спокойно отбыл в направлении станции Кунья — нашего первого перевалочного пункта. Вечер в поезде прошел за интересными разговорами на тему психологии, политики, истории. А уже со следующего дня начинаются, собственно, мои записи.

Записи несколько сумбурные и хаотичные, но я публикую их с минимальными купюрами так, как они были записаны в моем походном дневничке.

[В квадратных скобках будут ситуативные дополнения, которые пришли в голову постфактум по время публикации]


День 1. Пятница, 13 июня 2014.

Я проснулся в 3 часа утра, после чего сразу же забылся до 4:30, условленного времени пробуждения. Мы, то есть Кир, Кира, Вин, Регина, Вжик и я, выгрузились на станции Кунья. Было свежо, и после задыхающейся в выхлопных газах Москвы дышалось особенно легко. Водрузивши поклажу на спины, мы выдвинулись вдоль рельс до автостанции, где нас должен был кто-то забрать.

Мы прождали около трех часов, пока нам не улыбнулась удача и не появился пенсионер на «Ладе», который позвонил своему другу и предложил ему «халтуру» в виде транспортировки нас до с. Боровково. В течении вышеупомянутых трех часов нам было ну ОЧЕНЬ скучно, поэтому мы развлекались поеданием сухих галет с плавленным сыром. MEGAFUN! :–)

В общем, за нами приехал серый УАЗик, смердящий бензином и тарахтящий, словно ведро с камнями, на ухабах. Им мы (ценой отбитых наполовину задов) доехали до с. Боровково за скромных 1200 рублей. Там нам пришлось ждать еще добрых полтора часа до приезда некоего Игоря на тракторе. За эти полтора часа мы успели:

— покормить собой местную мошку [и облачиться во всю максимально закрытую одежду];

— несколько раз помешать Кире познакомиться с котами и курами;

— купить у местной «тети Любы» полтора десятка вареных яиц и блинов, и всё это умять;

— купить в магазине средство от комаров [и сразу же его опробовать. Не помогло].

Когда наконец-то приехал Игорь, мы занялись погрузкой вещей в кузов необычайно грязного тракторного прицепа. До меня наконец-то дошло, почему все походники возвращаются домой грязными — у них просто не остается шансов быть чистыми.

Поездка на тракторе запомнилась мне очень ярко. Контрастное небо — пронзительная синь и тяжелые сизые тучи, — волны зеленых холмов и огромные пятна фиолетового и розового люпина. Потрясающее зрелище! Правда, наслаждаться им можно было только эпизодически — в перерывах между уклонениями от веток деревьев и попытками удержать желудок на месте.

Наконец мы приехали на место — берег о. Городно. Здесь отдыхать было некогда — нужно было выровнять места для палаток, нарубить дров, перенести и развести костер, поставить палатки, разведать родник… [Этими делами занимались абсолютно все, поэтому на время лагерь превратился в муравейник, кипящий действием]. Для меня это было очень полезно — физическая нагрузка после длительного перерыва тонизирует.

Потом Кир с Кирой ловили рыбу, а я внимательно за ними следил и прислушивался к советам Кира по рыбалке. После рыбалки был обед — макароны с тушенкой и огурцами, а также очень вкусная жареная рыба с морковью. Кира — отличный кулинар ^_^

Я добровольно вызвался мыть котёл. Марудное это дело — отмывать песком и камнями засохшие макароны от стенок.

[Потом снова была рыбалка]. Поймал свою первую в жизни рыбу — подлещика с ладонь и плотвичку. В самый разгар рыбалки начался дождь, так что пришлось спрятаться под тент. Т.к. мы с Вжиком самые «младшие» и неопытные в лагере, нам пришлось побегать больше всего. Зато развиваются навыки. Ушли спать где-то в час ночи, когда все наелись и напились чаю.

[Так заканчивается первый день похода, и самая длинная запись в моем дневнике. Дальнейшие дни были наполнены действием, поэтому записи со временем становились короче, а вот фоток, напротив, становилось больше.]


День 2. Суббота, 14 июня 2014

Проснулся в 6 утра и разбудил Вжика, т.к. ему вчера выпал жребий быть дежурным. Занялись костром. Это удивительно, сколько жара можно извлечь из одной тлеющей головешки.

С утра болит горло и небольшая слабость. Опасаюсь, как бы не заболеть. В итоге меня отпоили Колдрексом и дали какую-то таблетку, после чего мы [Кир, Кира, Вин, Регина и я] отправились в разведывательную экспедицию к деревне Неупокоица.

Должен признаться, у меня часто возникает неясное щемящее чувство, когда я еду мимо зеленых полей в каком-то автобусе или маршрутке. Хочется остановить транспорт, и просто идти вглубь этого зеленого полотна прочь от дорог. Хочется просто идти, хочется просто дышать полной грудью и просто жить этим моментом. И именно сегодня это чувство нашло свой выход в действиях. Мы просто шли гуськом по высокой траве, по лесам, по фиолетово-зеленым люпиновым лугам, и у меня не было ровным счетом ни одной лишней мысли. Был я, была моя мокрая одежда и была Природа. А еще была цель — дойти за Киром до деревни.

[Тут нужно отметить, что прогулка по лугам-полям была осуществлена на следующий день после дождя, поэтому всякие люпины да папоротники удерживали очень много воды в сочленениях своих листьев. Со слов Кира — он не раз и не два «умылся» во весь свой немалый рост, пока прокладывал путь в голове нашего отряда]

В общем, мы дошли до Неупокоицы и осмотрели три дома. В первом было пусто, во второй я не заходил, т.к. конструкция была слишком хрупкой, а в третьем мы нашли дневник парня за 10 класс — Ермолаева Сергея (?), где были записи «Чертенок», «I love you», «Fuck you bitch», годы 1994-1995. А на стене была надпись «Дело дрянь» — поразительно точное описание ситуации в заброшенной/вымершей деревне. После третьего дома мы вернулись той же дорогой на базу. Жаль, что мы обошли стороной дерево, в которое ударила молния, — Кир сказал, что его древесине можно найти массу интересных применений.

[Как в последствии выяснила Кира, этот парень, Сергей, жил в том доме со своей бабушкой. Они были последними жителями Неупокоицы. Он умер в достаточно юном возрасте в следствие транспортной катастрофы, она — от старости несколько позже, насколько я помню. Вообще, посещение этой и других деревень оставило странное впечатление — с одной стороны, печально видеть, как умирает поселение, некогда кипевшее жизнью и наполненное смыслом, с другой — наглядно видишь, что Природе абсолютно начхать на присутствие человека; она отвоюет своё необычайно быстро, поглощая эти заброшенные дома буквально за десять лет. Сложные чувства, в общем]

По пути домой мне показали, как выглядит щавель в дикой природе и приказали его есть (в нем много витамина С, что необходимо при лечении/профилактике простуды). Кира нарвала листьев малины и крапивы для [целебного] чая. Чай был вкусный ^_^ [Благодаря, в том числе, и этому чаю я быстро пришел в свое нормальное самочувствие]

После обеда (по времени, но не по факту) приехал Данила, привезший мой фотоаппарат и кучу всего, в том числе и байдарку. Как сказал Кир: «задача на два высших образования» — это ее собрать. У меня, Вина, Данилы и Кира это заняло часа два. Собирать это чудо (бывшее, по словам Кира, старше него на несколько лет) было весело и увлекательно — пролитая кровь, троекратная пересборка уже готовой на 90% лодки и забивание штифтов моим ножом добавляли интереса. В итоге, с горем пополам и под Данилины довольные крики мы спустили это плавсредство на воду. Вопреки своей нелюбви к большим водоемам я решил попробовать сходить на этой лодке куда-нибудь. Поэтому мы с Данилой сходили на остров, посмотрели, как там дела и вернулись обратно. [Вид с озера открывался необыкновенный — волн не было, поэтому вода была тихой, как зеркало, и казалось, что лодка скользит по небу, которое почему-то оказалось вверх ногами. Вообще, природа возле Городно необычайно красивая и… сильная, что ли? Я до сих пор вижу те пейзажи, когда прикрываю глаза и сосредотачиваюсь]


День 3. Воскресенье, 15 июня 2014

[Записи этого дня короче всех остальных и несколько более разрозненные, поэтому я слегка их переупорядочу и разбавлю дополнениями, вспомненными постфактум. Также фотографий с этой записью будет мало.]

С утра Кир заметил, что на противоположном берегу, куда мы собирались плыть на разведку, всё еще горит костёр, а, значит, там всё еще лагерь. [Костер мы приметили еще вечером прошлого дня, и предположили, что это рыбаки, которые остановились там ненадолго. Это предположение, как видно, было ошибочным.]

После завтрака я пошел с Вином и Данилой рубить дрова. Немного устал, зато научился правильно орудовать топором и получил небольшую похвалу от Вина за понятливость.

На обед был потрясающе вкусный (или, по крайней мере, показавшийся мне таковым после месячного питания полуфабрикатами) суп. [Нужно еще раз отдать должное Кириному кулинарному мастерству — в походе я питался вкуснее и обильнее, чем дома в Москве. Да и с моей стороны процесс «добывания» пищи был крайне простым:

1. Пойди помоги нарубить дров, разжечь костёр, набери воду в казан.

2. Отойди и ничего не трогай. В идеале — даже не смотри в ту сторону. 

3. Дальше приходит Кира и казан мистическим образом наполняется до краёв чем-то вкусным.

4. ?????

5. КИРА ДАЙТЕ ЕЩЕ ЕДЫ! *взгляд кота из «Шрека»*]

После обеда я занялся bushcrafting’ом — Кир научил меня выстругивать деревянные ложки, от чего я так разошелся, что вырезал аж две штуки. Кир где-то в середине этого процесса глянул на меня хитрым взглядом и предложил выжечь сердцевину ложки фосфором из сигнальных ракет. Этот процесс мы засняли на видео. [Видео выложить по определенным причинам не могу. Скажу лишь, что полыхнуло весьма ярко, а Данила прокомментировал это действо наигранно-жалобным тоном: «Кажется, я ослеп…»]. Одну из выструганных ложек Кира использует при ежедневном приготовлении еды, а вторую я заберу домой.

Еще у парней родилась идея разогнать комаров возле отхожей ямы специальной антикомариной дымовой шашкой, но я в этом не участвовал, увлеченный работой по дереву. [Должен отметить, что шашка сработала неплохо — эффект продержался аж пару часов, что для ветреной погоды было неплохим результатом.]

[Раз эта запись получается короткой, то расскажу еще о хохме, происходящей изо дня в день. Дело в том, что у Вжика весьма своеобразное отношение с огнём, поэтому его вещи постоянно загорались и прожигались. В его руках горело ВСЁ, даже то, что гореть чисто теоретически не могло, вроде мокрых перчаток и кед. Сам же герой относился к происходящему со здоровой смесью юмора и пофигизма, что поднимало настроение всем окружающим. Впрочем, стоит отметить, что пожгли свои вещи практически все участники экспедиции — Кира оплавила подол сплавовской куртки и стельку ботинка, Кир, если меня не подводит память, получил дырочку на куртке от уголька, Даниил практически похоронил свои отличные сплавовские перчатки (на фото), Вин и Регина, кажись, тоже не ушли целыми. Ну, про Вжика я молчу — я не упомню всё им сожженное :-)]

Ближе к вечеру Кира решила пострелять из лука, и через некоторое время к ней выстроилась очередь желающий. [Похвалюсь: я проявил знания элементарной баллистики и помог за две минуты найти потерянную Вжиком стрелу, которую он и Регина искали минут 20]. Я тоже стрелял аж целый один раз, после чего пришлось идти искать стрелу. [А вот этот процесс, с моим-то везением, затянулся на добрых полчаса. Вжик вернул мне долг, разыскав мою стрелу, воткнувшуюся в холм по самое оперение.]

С Вином, Данилой и Вжиком срубили большое сухое дерево где-то с меня в обхвате. Дров теперь хватит на несколько дней. [Когда я это писал, я был слишком оптимистичен. Дрова закончились вечером следующего дня.]


День 4. Понедельник, 16 июня 2014

Утро. Диалог:

Кир (полусонно, из палатки): Какой МУДАК рубит дрова в пять утра?!

Я (несмело): Дежурный…

Кир [или Вин — так до сих пор не выяснили]: Дежурный — мудак!..

В общем, я сегодня дежурю. По плану сегодня будет банный день и поход в деревню за продуктами. Утром хорошо клевала рыба, так что можно рассчитывать на вкусный завтрак или обед. [И он действительно был — рыба на палочках с морковью и луком.]

Все, кроме Вина, выдвинулись в деревню за продуктами, поэтому в их отсутствие мы занялись обустройством лагеря: заменой пола из папоротника, копкой червей и зажариванием камней. [Не удивляйтесь, мы не жрали камни с голодухи, вовсе нет. Они нужны были для душа — Кир высказал идею брать с собой в душ-палатку котелок с горячими камнями, на которые можно будет потом лить воду и устраивать мини-баню.]

[Во время нашего пребывания в лагере мы увидели в воде некое насекомое длиной около 7 сантиметров, которое я заснял и по поводу которого у нас с Киром состоялся диалог:

— Кир, что это за тварь? (показываем фотку)

— Это водомерка, скорее всего.

— Но ведь она под водой плавает, а не над!

— Значит, это подводная водомерка.

На самом деле это была ранатра, или водяной палочник — подвид водяных клопов.]

После возвращения всех начался, собственно, банный день — купались в озере, стирали одежду, грели вода для душа. [А про камни благополучно забыли.] Я нацепил спасательный жилет и отплыл на метров 10-15 от берега. Кира, правда, уверяла, что я прибегу к ней с простудой, но вроде бы всё обошлось. [Должен признаться — у меня с большими водоёмами не очень хорошие отношения, т.к. плаваю я немногим лучше топора. А вот спасательный жилет, который я надел, придал некоторую уверенность и позволил мне отплыть подальше от берега. Это было круто — если бы не необходимость дежурить, меня из озера вынули бы весьма нескоро :)

Еще забавный момент: по своему обыкновению, в холодную воду я захожу неспешно, усилием воли сдерживая дрожь и стараясь побыстрее привыкнуть к температуре среды. Остальные предпочитали запрыгивать в воду с разбегу — мол, так не холодно. Так вот, пока я неспешно шел вглубь водоёма, из-за спины доносились сравнения в духе «как на эшафот идет», что меня весьма позабавило :)]

Дальше наступили самые суровые часы дежурства — Кир сделал мне замечание, что в лагере бардак, поэтому я спешно бросился всё мыть, складывать, разжигать огонь и наводить чистоту, из-за чего весьма сильно устал и до конца вечера пребывал в несколько упоротом состоянии и дурном настроении. Меня «отпустило» только после большой чашки травяного чая после ужина.

Ближе к ночи Кир повёл неспешный рассказ о [вещах, которые я не могу открыто опубликовать. Скажу лишь, что рассказ носил характер обширного исторического экскурса с вкраплениями личного и закончился далеко за полночь. Это было действительно здорово, и я жалел только об одном — что не мог записать всё услышанное на диктофон и потом спокойно переписать.]


День 5. Вторник, 17 июня 2014

Сегодня проснулся очень поздно, около 11:30, зато хоть выспался. Погода с утра была неважной — шел сильный эпизодический дождь и дул ветер, уносящий тент, поэтому появилась мысль его переставить. Мы с Данилой придумали схему его установки и с незначительными модификациями ее воплотили в жизнь. Это заняло бо́льшую часть дня.

[Записано скупыми словами, а на деле это был еще тот эпик. Как выразился кто-то из участников экспедиции после окончания установки тента, «с таким ветром мы получили опыт регаты на суше». И действительно, площадь этого паруса была 5×5 метров, поэтому в особо сильные порывы ветра его приходилось держать за привязанные к кольцам веревки минимум двум-трем взрослым мужчинам. В итоге, чтобы тент не уносило, пришлось под дождем бегать за толстыми брёвнами и камнями, и ими укреплять нижний край тента.]

В процессе было много чего интересного: кручение Вина вместе с шестом в процессе его (шеста) установки, цементирование основания другого шеста камнями и землей с водой, выкапывание валунов и прочее веселье. [Отдельно расскажу о народной забаве «кручение Вина». Дано: сильный дождь, закрепленный наполовину тент, 2.5-метровый шест, которому отведена роль опорного элемента всей конструкции. Требуется: каким-то образом надёжно закрепить этот шест. Мы умудрились превратить решение этой задачи в еще тот «перформанс». Обычно палки вкапывают в землю так: делают небольшую ямку или крестообразный надрез в земле, и потом вкручивают ее своей силой или забивают молотком/обухом топора/камнем. У нас же в руках был дрын выше человеческого роста толщиной в руку. Его как-то не позабиваешь, знаете ли, поэтому решено было его вкручивать. В процессе мы быстро поняли, что собственного веса шеста недостаточно для того, чтобы он вкручивался на требуемую глубину. Поэтому было сделано следующее: Вин повис на шесте всем весом и поджал ноги, а мы с Даниилом начали раскручивать его вместе с шестом. Помогло — шест вкрутился как по маслу.]

Под конец дня я вспомнил, что на острове мы с Данилой видели столик, и поэтому он с Вжиком отправились за ним на байдарке. Усилиями Кира с минимальной помощью меня и Даниила стол был отремонтирован и водружен в центр тента-палатки.


День 6. Среда, 18 июня 2014

Утро прошло как обычно — встали поздно, помёрзли, позавтракали и стали планировать день.

После завтрака Киры (оба), я и Вжик с Данилой пошли во вторую мёртвую деревню на разведку. По прибытии на место оказалось, что всё поросло травой и невозможно найти даже фундаменты. В итоге мы разжились сиденьем от офисного кресла и ложкой для Вжика. [Оба эти предмета были позаимствованы с одной рыбацкой стоянки.]

[Дальше был просто эпичный эпизод с рубкой дров под дождем силами Вина, Даниила, Вжика и меня, но все детали меня попросили не публиковать. На запасе энергии, полученной от сытного обеда, парни умудрились нарубить СТОЛЬКО дров, что их хватило на два дня.

Этот день был, наверное, наименее насыщенным событиями, чем все остальные дни экспедиции, поэтому писать особо было не о чем.]


День 7. Четверг, 19 июня 2014

С утра выдвинулись в деревню (живую) за продуктами в составе Киры, меня, Вжика и Данилы. Туда шли молча, мрачные и злые. В деревне нас ждала небольшая неудача: магазин был закрыт до 15 часов (а пришли мы к нему около 11). Пришлось идти в соседнюю деревню Пухново. Нас туда проводил из Боровково рыжий парень на велосипеде, из которого за время недолгого путешествия Кира умудрилась не вытянуть, разве что, семейную историю до седьмого колена. В Пухново мы зашли в два магазина и закупились всем, кроме хлеба. [Возле второго магазина нам встретился немолодой мужчина на мотоцикле, который оказался местным бортником.] Кира купила у него литр домашнего мёда, попутно расспросив его о жизни. Пока мы ее ждали, то успели перекусить, отдохнуть и обсудить сельские тенденции в автомобильной моде. [Оказалось, что у этого бортника дома неплохой авто-мотопарк — несколько мотоциклов, квадроцикл и весьма приличное домашнее хозяйство.] Я подумал, что было бы классно под старость заняться чем-то таким — бортничеством, сыроварением, изготовлением дорогого алкоголя и т.п.

Обратно возвращаться было гораздо веселее.

[После обеда комары озверели вконец.] Вжик пошел разгонять комаров изгоняющей пентаграммой воздуха. Судя по результатам, добился он прямо противоположного. «Особое туалетное магуйство», увы, не сработало. Пришлось пускать в дело тяжелую артиллерию в виде дымовой антикомариной шашки.

Киры достали луки и начали стрелять по старому дивану, на второй или третий день установленному в качестве мишени. Потом стали стрелять из «Крыса» — Crossman 1377, который из обычного «так себе» пистолета превращается в отличное снайперское оружие [для спортивной и развлекательной стрельбы. Охотиться с пневматикой ни по законам РФ, ни по законам Украины нельзя]. Из него, вслед за главными стрелками, я с первого раза попал последовательно в «обычную» и «снайперскую» мишень — пластиковую полторалитровую бутыль и банку из-под Adrenaline Rush, соответственно. [Чем заслужил деланно-гневный взгляд Киры, что было весьма забавно.]

[А еще нельзя не вспомнить импровизированное состязание в макрофото, в котором мы с Кирой пытались уделать друг друга. Я вовсю пользовался трюком с переворотом объектива, и выработал навык снимка «на выдохе», как во время стрельбы — так колебания рук и туловища минимальны, и кадр получается более-менее чётким. В идеале, конечно, нужно было использовать штатив, вот только его у меня не было.]


День 8. Пятница, 20 июня 2014

Сегодня был жутко хардкорный день, так что я, вопреки своему обыкновению, делаю запись в конце дня, а не в его течении.

Во-первых, сегодня было моё и Данилино дежурство. Пока Кира с Региной, Вином и Вжиком шли в деревню за продуктами, а Кир ловил рыбу с байдарки, мы с Данилой интересно пообщались [на разные темы, от психологии до автоспорта]. Даниил пообещал поводить/повозить меня по интересным местам Москвы как-то.

Во-вторых, сегодняшняя ночь — это Ивана Купала [20 июня был день летнего солнцестояния, когда ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужно отмечать этот праздник], поэтому остаток дня был посвящен сбору дров для костра. Во время этого процесса со мной приключилась неприятность: я получил тепловой удар, и из-за этого Кир в довольно жесткой форме запретил мне заниматься любой тяжелой физической активностью. Было очень стыдно смотреть в глаза парням, которые вкалывали, а я прохлаждался в тени. Кир, правда, потом сказал, чтобы я не занудствовал и не брал это близко к сердцу, но помогло не сильно. В итоге я весь вечер занимался поддержанием сильного пламени, т.к. мы кипятили воду для костра как часть подготовки к Купале.

Сегодня я буду прыгать через огонь и сожгу в нем [кое-что глубоко личное].

[А дальше был Праздник, и это было невероятно круто — треск и жар пламени, искры, летящие тебе в лицо, когда ты в диком прыжке проносишься над костром, и тут же всплеск воды от Кира, поджидающего по ту сторону от костра. Кромешная тьма за пределами освещенного костром круга, отблеск воды и пота на полуголых торсах, и какое-то первобытно-звериное упоение силой огня, с неуёмным аппетитом поглощающим сложенные шатром дрова… Нет, словами это не передать — это нужно чувствовать, этим нужно жить. Из-за одной этой праздничной ночи я благодарен Киру за то, что предложил мне поехать в эту экспедицию.]


День 9. Суббота, 21 июня 2014

Сегодня все встали поздно — отходили после купальских гуляний. После завтрака было решено исследовать деревню Белавино, которая располагается на другом берегу относительно нашей стоянки. Разведгруппа в составе Кира, Киры, Вина и меня [как фотографа] в две ходки нашей байдарки была переправлена на другой берег, откуда мы выдвинулись к Белавино. Путь наш проходил через лес, луга и болотца. [И в середине нашего пути лежало одно очень примечательное поле.

Кир охарактеризовал его как «самое красивое место в мире. Место удивительной силы», и я полностью разделяю его точку зрения. Вам знакомо чувство «в груди дыхание спёрло»? Когда я вышел на середину этого поля, у меня именно что сжалось что-то в душе, пробуждая глубоко внутри забытые чувства чего-то родного, чего-то безумно близкого, чего-то МОЕГО. Мне трудно подобрать нужные слова — скорее всего, как-то так и описывается понятие «Родная земля».]

Так или иначе, но деревню мы всё-таки нашли. Она оказалась полувымершей, т.к. пару живых душ там было. […]

Обратную дорогу было решено проложить через зимовье.

Когда за нами приплыл Даниил на байдарке, оказалось, что у нее пробито днище и нужен ремонт. Пришлось одолжить стоявшую у берега плоскодонку и идти на ней за ремкомплектом. На плоскодонке отправили Киру и Вина с Данилой, а мы с Киром остались на зимовье ждать подмоги. За время ожидания Кир успел залатать две небольшие дырочки найденным в домике на зимовье суперклеем, а я разжег костёр для отогрева.

Подмога прибыла в виде Вина, Даниила с ремкомплектом и мужика на надувной лодке. Этот добрый человек отвез меня в лагерь. По пути мне в голову пришло следующее: байдарка — это аналог велосипеда, т.к. ты едешь за счет только мускульной тяги. Лодка с мотором это мотоцикл: тебя двигает усилие двигателя, но поворачиваешь ты все равно за счет мускулов. Катера — это автомобили: ты крутишь руль, а дальше работает автоматика.

Ну а плоскодонка это плавающий гроб.

Напоследок — цитата Кира: «В машине есть лошадиные силы, а в лодке — гребаные».


День 10. Воскресенье, 22 июня 2014

Последний день похода и, соответственно, день сборов. Лагерь наполнился суетой: все собирали вещи, сушили лодку, уминали-упаковывали спальники и палатки. «Три с половиной высших образования» разбирали байдарку.

Кира захотела пособирать напоследок ягод, поэтому она с Киром, я и Вжик взяли банки да стаканы и пошли за ~1 км от лагеря за земляникой. Сбор этих ягод — занятие довольно утомительное [для коленей в особенности], но медитативное, особенно если отключить внутренний диалог. Кир обнаружил неолитический алтарь-чашу, которая оказалась полутонной глыбой с углублением. Ну а я, как всегда, нашел неведому зверушку — прыткую ящерицу. Забавное это ощущение — держать в руках хрупкое существо и осознавать, что можешь оборвать его жизнь, просто сдавив пальцы посильнее.

В ~17 часов мы погрузились на трактор и поехали в Боровково, а оттуда на УАЗике в Кунью, где закупились всякой снедью и поехали в Москву.

Так закончился мой поход к озеру Городно с клубом КудЫ.


Какие выводы я сделал:

  1. Любое сознательное ограничение [себя в чем-либо] должно иметь цель. Иначе это не тренировка Воли, а ментальный онанизм.
  2. В поход с собой нужно брать чистый комплект одежды для возвращения в город.
  3. Вежливость и интеллигентность не всегда уместны. Иногда In großen Familie nich Kluwen klatz-klatz, и нужно быть понаглее.
  4. Походная одежда должна обладать одним главным качеством — быстро сохнуть. Всё остальное вторично.
  5. Вместо блокнота лучше иметь с собой диктофон. Запись на него можно вести практически в любой ситуации.
  6. Нужно выуживать из людей максимум информации — например, о травах и минералах из Киры.

0

Добавить комментарий